November 3rd, 2014

travel

Повезло :)

Вчера села регистрироваться на рейс, обнаружила, что мест в проходе нет, кроме как в самом конце самолета, а у меня пересадка – 45 минут. Конечно, Орланда – она Орланда, там все быстро, но тем не менее… Короче, прикинув это все, я решила взять самое близкое среднее место – в 11 ряду. Решила, что буду просить – умолять… или уже перед посадкой изображу, как тороплюсь.

Ну и вот народ пошел на посадку. За пару человек впереди меня, я видела – какой-то дядя спросил что-то, и ему сказали: рейс заполнен под завязку, так что шансов поменяться нету…

И вот я иду по проходу и вижу, как дядя впереди меня запихивает вещи в район моего 11 –го ряда… и тут же второй дядя садится на место у прохода. Тут подхожу я и говорю: Вы пока не садитесь, я на месте в серединке. А они говорят: а поменяться не хотите? А то мы вместе. Я говорю – ураааа! С превеликим удовольствием! В общем, я не поняла, почему им дали так странно эти два места, но все для меня очень хорошо получилось!
rock

Еще раз про русский язык, как первый, второй, третий и так далее…

Когда-то давно я написала вот этот пост про язык, и считала, что теперь всегда могу «отсылать» к тому, что я про это думаю. Но время идет, многоязычные семьи вокруг меня имеют место, и вопрос в разных формах продолжает возникать. И я решила написать про это еще раз, включив дополнительные ответы на разные вариации вопросов вокруг многоязычия.

Первое и самое главное. Умения говорить на более чем одном языке, знание нескольких языков – это именно знание, это не черта характера, это не доброта, отзывчивость, любознательность, ум, это не мелкая моторика, это не навык чистить зубы и делать зарядку по утрам. Это – одно из знаний.

Collapse )
rock

Про родителей

Очень долго сомневалась, писать про это или нет, и в прошлый приезд в Хельсинки решила не писать. Но в этот раз ну так накрыло, что все же не удержалась. Вернее, не удерживаюсь :).

Граждане дорогие. Ну почему, почему, почему, почему «наши» родители так орут на детей в Хельсинки? Знаете, у меня, честно, такое ощущение, что те же родители в Питере орут на детей меньше :). Может, правда, я в Питере не бываю в таких местах, например, по магазинам не хожу. Хотя по улицам хожу, с другой стороны. Б. высказал гипотезу, что просто в Питере они не оказываются со своими детьми так надолго вместе :). Я не знаю. Не знаю, зачем возить с собой детей, если предполагается целый день по магазинам.

Зато я точно знаю, что я сама тоже раньше точно также орала. И я про это вспоминаю, и мне ужасно стыдно. Я даже в этот раз Б. переспросила - неужели я тоже так орала? Он говорит, что да...
rock

"Россия в концлагере" - общие впечатления

Как я уже говорила, в этой поездке я закончила читать книгу Ивана Солоневича «Россия в концлагере». Начала я ее читать по рекомендации vnu4ka, и начинала с некоторой долей скептицизма, почему – об этом будет сказано ниже.

Что в этой книге интересного и необычного? Это единственная «полномасштабная» книга о ГУЛАГе, написанная «прямо тогда». Иван Солоневич вместе со своим сыном и братом бежал из карельского концлагеря летом 1934 года и успешно перешел финскую границу. И книгу написал в последующие два года.

Сейчас я думаю, что я напишу несколько постов про эту книгу, и в этом, самом первом посте я хочу процитировать вот этот отрывок из введения:

Свидетелям, вышедшим из России, читающая публика вправе несколько не доверять, и подозревать их – и не без некоторого психологического обоснования – в чрезмерном сгущении красок. Свидетели, наезжающие в Россию извне, при самом честном своем желании технически не в состоянии видеть ничего существенного, не говоря уже о том, что подавляющее большинство из них ищет в советских наблюдениях не проверки, а только подтверждения своих прежних взглядов. А ищущий – конечно, находит…

Помимо этого, значительная часть иностранных наблюдателей пытается - и небезуспешно – найти положительные стороны сурового коммунистического опыта, оплаченного и , оплачиваемого не за их счет. Цена отдельных достижений власти – а эти достижения, конечно, есть – их не интересует: они не платят эту цену. Для них этот опыт более или менее бесплатен. Вивисекция производится не над их живым телом – почему же не воспользоваться результатами ее?

Полученный таким образом «фактический материал» подвергается затем дальнейшей обработке в зависимости от насущных и уже сформировавшихся потребностей отдельных политических группировок. В качестве окончательного продукта всего этого «производственного процесса» получаются картины – или обрывки картин, - имеющие очень мало общего с «исходным продуктом» - с советской реальностью: «должное» получает подавляющий перевес над «сущим».

Collapse )