Hettie (hettie_lz) wrote,
Hettie
hettie_lz

Categories:

И у меня такое бывало...

.... подавляющее большинство научных сотрудников не делало ничего. Вот совсем-совсем ничего. Появлялись пару раз в неделю на работе. Пили чай. Болтали. Все. Остальные дни даже не появлялись на работе. Получали зарплату. Пока еще были «большие машины» и было понятие «машинного времени», появлялись на эти часы. Что-то на машине делали, не очень понятно, что именно. И в какой-то момент я поняла, что я стала такой же. Я тоже приходила, общалась с разным народом, пила кофе и все. И мне было не заставить себя делать что-то более содержательное. В лаборатории уже имелся PC, и у меня была возможность на нем что-то полезное делать – я не могла себя заставить.

Когда отвыкаешь работать хотя бы в одном месте, очень сложно начать работать в другом. То есть, можно было сказать, что платили мало, что настоящей исследовательской работы не было, и можно даже не задаваться вопросом, что мешало мне самой что-то изучать и исследовать, но потом получалось так, что я не могла и заставить себя работать и тогда, когда имелась денежная работа. Один эпизод в моей жизни был настолько ужасный, и я до такой степени старалась его забыть, что сейчас даже не могу точно вспомнить, в каком году было дело. Надо какие-то свои старые резюме найти, где я стыдливо этот проект упоминала.

Проект, как тогда, в первой половине 90х, часто бывало, был – документация. Была система построения отчетов, и надо было написать очень много всяких слов про нее. Работу мы делали пополам с Б., насколько я помню, он строил протитипы. Повторяю, история настолько позорная, и я настолько хотела ее забыть, что сейчас с трудом могу вспомнить подобности. Но в сухом остатке вот что. Я каждый день собиралась «срочно начать писать». Каждый день давала себе слово. И каждый день - не могла . Каждый день находились «еще какие-то дела», и все откладывалось. На завтра. Мне сейчас абсолютно не объяснить, каким образом я додумалась до такого, но я умудрилась вообще ничего не сказать Б. Я не знаю, почему он не просил у меня промеждуточные результаты, но он считал до конца, что «все идет по плану». Я нервно –невнятно намекала,что у меня не получается больше четырех часов эффективной работы в сутки, а он говорил, что понимает, но четыре часа – немало.

Призналась, что не сделано ничего, в полной истерике - за несколько дней до срока сдачи проекта. Я не знаю, почему Б. меня не убил, но не убил. Он засел на четверо суток и создал что-то, что более-менее могло сойти за сделанную работу. И нам даже заплатили обещанные деньги.

Если вы думаете, что на меня этот эпизод так драматически повлиял, что больше никогда – никогда, то вы сильно ошибаетесь. Вообще, человеческая память – все же удивительная штука. Я могу, абсолютно не отступая от истины, рассказать, как я все время, начиная с конце 80-х, у меня бывало по несколько работ одновременно, как я хваталась за все, как работала по ночам... и это будет правдой. И ровно с той же степенью правдивости могу рассказать, как я не работала. Как не умела усаживать себя за работу. Как придумывала абсолютно ненужные поездки по магазинам. Как отвлекалась на уже появившуюся к тому времени электронную почту. Как в будние дни думала – вот в выходные доделаю. А в выходные думла – доделаю в будние дни! И как я уговаривала всех, и в первую очередь – себя, что кручусь, как белка в колесе, а на самом деле делала – так мало...
Tags: life
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 34 comments