Hettie (hettie_lz) wrote,
Hettie
hettie_lz

Categories:

Из последнего номера Тайм - что происходит с Америкой....

В последнем номере Тайм - две совершенно замечательные статьи относительно "страны неограниченных возможностей", настолько замечательных, на мой взгляд, что я, в очередной раз ругнув редакцию за отсутствие доступа к электронной версии, все же снова берусь за пересказ. 


В первой из статей, которая называется "Что случилось с вертикальной подвижностью" рассматривается вот какой вопрос. Америка всегда считалась "страной неограниченных возможностей". Под этим подразумевается, что любой человек, независимо от того, где он стартовал, если у него есть работоспособность, сила воли и предприимчивость, способен достить каких угодно высот. И всегда считалось, что именно этим Америка выгодно отличается от Европы, и американцы всегда больше ценили не то, где они стоят на социальной лестнице в данный момент, а то, насколько высоко они смогут вскарабкаться, и ради этой потенциальной возможности были готовы терпеть довольно большое неравенство.

В последние годы ситуация стала меняться. "Вертикальную мобильность" обычно измеряют в том, на сколько процентов увеличился доход человека на протяжении определенного периода его жизни. Так вот, нынешние цифры такие: если человек родился в 1970 году в семье, которая принадлежала к "нижней одной пятой" по доходам, то у него всего 17% шанс попасть  в "верхние две пятых", а это даже далеко не самый верх. 

И вот теперь внимание республиканцев :-)) Вопреки заявлениям "чайников" :-), ситуация с вертикальным продвижением в Европе горадо лучше, и в "стране неограниченных возможностей" и безработица сейчас выше, чем в Европе, и возможностей подняться гораздо меньше.

Конечно, если сравнивать с предыдущим поколением, то все выглядит прекрасно: 2/3 сороколетних американцев имеют, с учетом инфляции, доход выше, чем имели в 40 лет их родители. Но это то, что "молчаливо предполагается", а большинство все же сравнивает себя не с родителями, а "с Джонсонами".  И вот тут с "мобильностью" плохо. Если человек родился в семье, уже принадлежащий среднему и высше-среднему классу, то у него  в четыре раза больше вероятность самому стать "средним классом", чем если он родился в более бедной семье. 42% американцев, родившиеся в "нижних 20%", так и остаются там на всю жизнь, в то время как  в Дании  и Швеции эта цифра составляет всего 25%, а в Великобритании - 30%.

Конечно, нужно принимать во внимание то, что наиболее динамично развивающиеся экономики Скандинавии (Nordic countries) имеют небольшое и достаточно однородное население, где только порядка 7%  составляют национальные меньшинства, традиционно более бедные и менее мобильные, но, несмотря на это различие в странах Европы делается гораздо больше для уменьшения разрыва между богатыми и бедными, а это, в свою очередь, является важнейшим фактором, облегчающим подъем по социальной лестнице - "если ступеньки расположены на очень большом расстоянии, забираться труднее" (с). Поэтому для того, чтобы понять, почему в Америке затормозилось движение вверх, нужно понять, что именно привело к небывалому в истории расслоению по доходам.

Главные факторы, послужившие основной нынешнего расслоения, известны. Это  две глобальные тенденции мировой экономики, начавшиеся в 70-ые годы: развитие высоких технологий и появление новых рынков. Начиная с 70-х годов, на глобальный рынок труда вышли 2 миллиарда человек, практически все - представители среднего класса, и практически все  могу делать ту же работу, которую традиционно делал американский средний класс - но за меньшие деньги. Согласно исследованиям нобелевского лауреата Майкла Спенсера, начиная с 80-х годов прошлого века, компании, которые производят продукцию или услуги, которые можно продавать "между странами" не произвели практически ни одного нового рабочего места. То есть, все, что можно производить в одном месте, а продавать в другом, производилось там, где дешевле. 

Новые рабочие места создавались только там, где они привязаны к географии, например, продавцы, помощники по дому для ухода за больными и инвалидами. Отсюда видно, что большинство вновь создаваемых рабочих мест - это работы с относительно низким уровнем заработной платы. Кроме того, многие работы не "уехали" из Америки в другие места, а их просто стали выполнять роботы и компьютеры. Конечно, это увеличивает количество высоквалифицированных рабочих мест, и, таким образом. получается, что рабочие места нарастают "сверху" и "снизу", а "в середине" - испаряются. 

И тут мы подходим к следующему шагу в цепочке рассуждений. Многочисленные исследования показали, что развитие технологий может приводить как к сокращению рабочих мест, так и к их ростую. Последняя тенденция возникает в том случае, когда уровень образованности населения растет вместе с развитием технологий.  В этом случае возникают новые рабочие места. И именно в этой области в США наметилось большое отставание от стран Европы.  В этих странах точно также ощущается негативный эффект глобализации, но их правительствам удалось использовать общественные фонды для того, чтобы сгладить этот негативный эффект, в частности, благодаря поддержке общественного образования на очень высоком уровне, что дает возможность для вертикальной мобильности наиболее умным студентам. 

Единая система здравоохранения, не привязанная к месту работы, также увеличивает мобильность, кроме того, основное внимание уделяется превентивной (более дешевой) медицине, а не более дорогостоящим процедурам, что делает население страны более здоровым, и тоже способствует вертикальной мобильности. 

Той же цели служат программы занятости и повышения квалификации молодежи, развитие структур социальной поддержки, партнерские отношение работников и работодателей - все эти меры повышают вертикальную мобильность, и значит, способствуют укреплению среднего класса. Еще одной важной особенностью является относительная простота налогового законодательства (по сравнению с американским), меньшее количество исключений для корпораций, и в целом более низкий уровень налогообложения.  Все это способствует меньшей амплитуде колебаний во время кризисов. 

На этом краткое изложение первой из двух статей закончено :-), я уже пишу этот пост три дня, поэтому думаю, что пора сделать паузу, и потом я отдельно напишу про вторую статью, "Когда мы, наконец, научимся?". Как легко догадаться, эта вторая статья посвещена нынешнему положению в образовании, и тому, как это связано с этокномикой. 

Если что-то я написала невнятно - жалуйтесь и уточняйте!
Tags: social issues
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 63 comments